Ходят слухи, что выборы в Госдуму будут досрочными. Лично я в это не верю, тем более что такие слухи будоражат уже не первый избирательный цикл. Думаю, что пройдут эти выборы, как предусмотрено законом, в сентябре 2021 года. Но значит ли это, что до них еще далеко? Нет, ведь и в этом случае до официального старта избирательной кампании остается всего 16 месяцев. Это значит, что к ним уже пора готовиться.

Неделю назад опубликовано обращение к гражданам России, подписанное 35 известными людьми — деятелями науки и культуры, правозащитниками и специалистами по выборам. В нем критически оцениваются предыдущие выборы в Госдуму (2016 года), а также другие прошедшие электоральные кампании, и говорится: «Мы не хотим, чтобы так продолжалось впредь. Мы хотим, чтобы Государственная дума, избранная в 2021 году, стала легитимным и полноценным органом власти, пользующимся доверием и уважением российских граждан».

У наших выборов много недостатков. Но есть два, которые лишают их главного смысла.

Это фальсификации и недопуск популярных кандидатов (то, что мой коллега Андрей Бузин однажды назвал стерилизацией бюллетеня). И с этими двумя смертельными болезнями нужно вести непрерывную войну.

Что можно сказать с этой точки зрения о выборах в Госдуму 2016 года? Да, они были чище выборов 2007 года и тем более выборов 2011 года — после которых сотни тысяч разгневанных избирателей вышли на площади. Но уже сравнение с выборами 2003 года (выборами раннепутинского периода) будет не в их пользу.

Да, фальсификаций стало меньше, особенно наглых, беззастенчивых фальсификаций. Но уровень фальсификаций все равно остался высоким. Просто они в основном ушли в тень — в те регионы и на те территории, где нет наблюдателей либо наблюдатели некомпетентные и пугливые.

На тех выборах уже достаточно четко проявилась проблема невозможности для неугодных кандидатов зарегистрироваться на основании подписей избирателей — то, что потом еще более ярко высветилось на выборах в Мосгордуму 2019 года. На выборах в Госдуму проблема немного смягчается тем, что льготу, то есть право регистрироваться без подписей, имеют не только парламентские партии. В 2016 году таких партий было 14. Но кандидатов удалось выдвинуть лишь 13 — список Партии пенсионеров по одномандатным округам получил отказ в заверении на основании нормы, которую позже Конституционный суд признал не соответствующей Конституции.

Однако большинство партий, имевших льготу, выдвинуло довольно слабых кандидатов, а многие реально сильные соперники кандидатов от власти (или согласованных с властью кандидатов от оппозиции) пытались пойти самовыдвиженцами, и им пришлось собирать подписи. И практически все они получили отказы.

Статистика тех выборов весьма красноречива. Не был зарегистрирован по подписям ни один федеральный список. Две партии, представившие в ЦИК необходимое число подписей — 200 тысяч (партия «Великое Отечество» и «Союз труда»), получили отказы. Они их не оспаривали, и нетрудно поверить, что подписи у них были некачественные. Однако вопросы остались. Реально ли было в столь короткий срок собрать столько подписей? И насколько добросовестно их подписи проверялись?

По одномандатникам ситуация хуже. Выдвинулись 348 самовыдвиженцев и кандидатов от партий, не имевших льготы. Зарегистрированы были всего 23 из них, да еще четверо выбыли после регистрации. Итого отсев 95%. И только 5 из 19 получили больше голосов, чем им зачли подписей. Иными словами, зарегистрированы были в основном слабые кандидаты, в то время как сильные получили отказы.

Похожая ситуация происходила и на прошлогодних выборах в Мосгордуму. Наиболее сильные кандидаты получили отказы. Зато зарегистрированы были полсотни слабых кандидатов, а также административные самовыдвиженцы, плюс те, чью силу власть недооценила. И на предстоящих выборах в Госдуму будет то же самое — если в корне не изменить ситуацию.

У нас есть достаточно оснований считать, что избирательные комиссии относятся к кандидатам пристрастно — в ту или в другую сторону.

Но все же главное в том, что закон им дает такую возможность. Закон, во-первых, содержит трудновыполнимые требования: сбор подписей в количестве 3% от списочного числа избирателей плюс допустимая доля брака на выборах в Госдуму всего 5%. Во-вторых, закон предусматривает такие правила проверки подписных листов, которые допускают произвол при проверке подписей. А дальше получается именно так, как говорил царь в филатовской сказке: «Действуй строго по закону, то бишь действуй… втихаря».

Закон, безусловно, надо менять. И мы уже несколько лет предлагаем конкретные изменения. Но власть нас, экспертов, не хочет слышать. И ее можно понять: так удобно в тиши кабинетов заниматься стерилизацией бюллетеня — чтобы не проскочили неугодные кандидаты, чтобы заранее, независимо от мнения избирателей можно было решать, кто будет избран.

Но московская кампания уже показала, что люди не готовы мириться с таким пренебрежением к их праву на выбор. И продолжение линии на стерилизацию бюллетеней будет и дальше встречать сопротивление.

Однако хотелось бы, чтобы граждане, не дожидаясь, когда их снова оскорбят, отказав в регистрации тем, за кого они хотели бы проголосовать, уже сейчас дали недвусмысленно понять, что они этого не потерпят. С этой целью мы и начинаем гражданскую кампанию за оздоровление выборов.

https://novayagazeta.ru/articles/2020/02/03/83752-protiv-sterilizatsii-byulleteney

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)